Карта сайта



  •  
  •  
  •  
  •  

А. Демкин
Описание феномена визуальной реконструкции основных значимых элементов живописного произведения по отдельному фрагменту этого изображения.

© 2011, Андрей Демкин,СПб.
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

В статье ставится вопрос об особенности восприятия скрытых информационных слоев, содержащихся в живописных произведениях. Рассматривается феномен визуальной реконструкции элементов целостного живописного изображения по отдельному фрагменту изображения, не несущему значимой смысловой информации.
The present paper defines the phenomena of image visual reconstruction based on a visually non-informative subtract associated with subliminal hidden image layers.
Ключевые слова: скрытый информационный слой, визуальная реконструкция, живопись, внесознательное восприятие.
Key words: subliminal image, visual perception, image reconstruction, transpersonal psychology.

Взаимодействие человека с предметами искусства способно вызывать особый вид реакции – эстетическую реакцию, которая является особой формой реагирования человеческой психики на предметы искусства, несущие эстетические стимулы.

Эстетические стимулы имеют следующие отличия от обычных визуальных стимулов: эстетические стимулы вызывают эмоциональные, психофизиологические, поведенческие и личностные реакции; способствуют формированию эстетического суждения; эстетические стимулы имеют как минимум двойное семиотическое значение («означающее» и «означаемое»); взаимодействие группы эстетических стимулов может рождать новое «надвизуальное» значение; эстетические стимулы способны индуцировать вхождение зрителя в измененные состояния сознания; эстетические стимулы способны запускать механизмы личностной трансформации, расширения личностных возможностей, формирования внутренней мотивации к деятельности, приводить к осознанию и разрешению внутренних конфликтов.

Визуальные эстетические стимулы могут содержать скрытые информационные слои, бессознательно заложенные художником в произведение, которые могут воспринимаются зрителем на внесознательном уровне и играть существенную роль в формировании эстетической реакции. Мы описали такие скрытые визуально-информационные вложения, являющиеся символическим отражением доминирующих осознаваемых или неосознаваемых переживаний художника во время создания картины, назвав их «визуальными архетипами» или «первообразами», и предложили метод их визуализации с помощью компьютерных программ – графических редакторов (Демкин А., 2010). Однако, мы предположили, что первообразы являются не единственными скрытыми информационными слоями, содержащимися в живописных произведениях, оказывающих существенное влияние на формирование особенностей эстетических стимулов и особенностей их восприятия зрителями.

Концепция многослойности живописного изображения была разработана американским психиатром Альбертом Розенбергом [1], который описал феномен формирования на одном и том же ментальном визуальном пространстве двух дискретных информационных паттернов, способных в своем взаимодействии сформировать новое значение. Созвучные феномены были описаны под названиями «бисоциация» [2], удаленная ассоциация [3] и креативный синтез [4].

Мы предположили, что кроме визуально определяемых скрытых слоев изображения в живописном произведении могут существовать и скрытые информационные слои другого рода. Мы провели эмпирический эксперимент для выявления практической возможности восприятия зрителями таких скрытых информационных слоев живописных произведений.

В эксперименте участвовала группа лиц обеих полов (N=29) в возрасте от 22 до 38 лет с различным уровнем образования, не являющихся специалистами в сфере искусства. Для эксперимента были подготовлены стимульные изображения, представляющие собой небольшие цветные фрагменты фона нескольких известных картин. Фрагменты не содержали никаких характерных элементов изображения, по которым можно было бы узнать картину или догадаться об её содержании. Для эксперимента подбирались картины, которые имели для их создателей особенное эмоциональное значение, известное из литературных источников, обладали значительным символическим значением и/или содержали визуализируемый первообраз:

- картина В.И. Сурикова «Вид памятника Петру I на Сенатской площади»,
- картина Б.Э. Борисова-Мусатова «Призраки»,
- картина Винсента ван Гога «Башмаки» (выявленный визуальный первообраз Смерти).

Для контроля были использованы:

картина О.Л. Деллы-вос-Кардовской «Маленькая женщина», не несущая, по нашему предположению, скрытого перообраза и фрагмент текстуры, сгенерированной программным способом, не связанный ни с каким живописным изображением.
Отдельно в исследование был включен фрагмент малоизвестной иконы Св. Александра Невского.

первообраз   первообраз
     

Ил.№1 Образец предъявляемого стимульного материала.

 

Ил.№2 Пример формирования стимульного фрагмента из картина Б.Э. Борисова-Мусатова «Призраки».

Стимульные фрагменты предъявлялись испытуемым, находящимся в отдельных от экспериментатора помещениях, на экранах компьютерных мониторов со следующей инструкцией:
«Сейчас вам будет предъявлено изображение, которое является маленьким фрагментом большой картины. Этот фрагмент не содержит никаких значимых частей изображения целой картины и угадать по нему, что это за картина в целом – невозможно. Ваша задача – постараться «вчувствоваться» в предложенный фрагмент изображения и постараться понять, какие элементы изображения присутствуют на живописном полотне. Получить ответ с помощью логики невозможно, можно лишь «увидев», «поняв», «почувствовав». Вам не нужно пытаться вспоминать, что это за картина, не нужно стараться угадывать - просто смотрите на фрагмент изображения и записывайте то, что вы чувствуете».
Время исследования не ограничивалось и составляло от 0,5 до 3,5 часов на один стимульный фрагмент. Учитывалось общее количество ответов испытуемыми, и производилась экспертная оценка полученных ответов на соответствие изображению на картине по 5-ти балльной шкале, где 1 балл означал полное несоответствие описания хотя бы отдельным элементам изображения, а 5 баллов означали абсолютное соответствие полученного описания элементам изображения на картине.

Ниже мы приводим (ил. №3) пример "поля" ответов, полученных от испытуемых на примере картины Б.Э. Борисова-Мусатова "Призраки".

первообраз
 

Ил.№3 Пример полученных ответов на предъявление визуального стимула (Ил.№1) и их соответсвие элементам изображения на картине Б.Э. Борисова-Мусатова «Призраки».


Полученные нами результаты не имеют статистической значимости, однако мы приводим их, чтобы обозначить рамки будущих исследований в данном направлении и описать феномен передачи информации о целостном живописном произведении через отдельный его фрагмент. Полученные результаты были сведены в таблицу:

Автор и название картины

Количество респондентов

Количество данных ответов

Средний балл по 5-ти бальной шкале оценки соответствия ответов изображению

1

В.И. Суриков «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Петербурге»

5

13

3,38

2

В.Э. Борисов-Мусатов «Призраки»

18

31

3,83

3

О.Л. Делла-вос-Кардовская «Маленькая женщина».

15

39

2,20

5

В. ван Гог «Башмаки»

9

48

3,72

6

Икона  Св. Александр Невский

12

16

3,50

7

Фрагмент текстуры

11

15

1,0 (3,47)*

*Ответы – правильные описания эмоционального впечатления от фрагмента

В большинстве случаев ответы давались относительно отдельных элементов изображения на картине (82,7% от всех ответов). Ни один ответ, в котором была предпринята попытка описать картину полностью, не был правильным. В единичных случаях наблюдалось лишь крайне малая степень соответствия степени (2 балла по экспертной оценке) (3,9%). Также неправильными были все описания действия, а не предметов (2,7%). Возможно, такой результат объясняется ошибками интерпретации внутренних ментальных образов, воспринятых зрителями. Также были даны немногочисленные правильные эмоционально-образные описания изображения на картине и описаний эмоций, которые вызывает картина ( 10,7%). Интересно, что 62,5% ответов-описаний текстуры контрольного фрагмента искусственной текстуры составили описания ощущений по отношению к этому фрагменту, из которых самыми популярными были «холодно», «неприятно», «темно», «страшно», «неживое».

Отдельного описания заслуживают результаты в отношении картины Ван Гога «Башмаки». Данная картина содержит отчетливо выявляемый с помощью нашего метода визуальный первообраз смерти в виде черепа или уродливого старческого лица. Этот первообраз имеет сложные ассоциативные связи с темами смерти, болезни, одиночества, Иисуса Христа, старика и пожара, бывшими актуальными для художника на момент создания картины. [5] Полученные ответы в отношении этой картины в 48% случаев детально описывают именно этот первообраз, а не изображение башмаков. Также, данная картина получила наибольшее количество ответов среди всех остальных.

Более низкая точность полученных ответов (средний балл 2,2 < среднего значения 3,6 балла) в отношении картины О.Л. Деллы-вос-Кардовской «Маленькая женщина», может подтверждать наше предположение о том, что картины с минимальным символическим значением, являющиеся лишь отражением действительности, вероятно, имеют более слабую выраженность скрытых информационных слоев, чем в свою очередь может объясняться более слабое воздействие таких картин на зрителей.

Наибольшее количество правильных ответов было получено от лиц женского пола, которые сообщили о себе, что часто видят цветные ночные сны и помнят их, могут управлять своим поведением во сне, вступают в контакты во сне с другими людьми.

Таким образом, можно считать, что благодаря результатам эксперимента, мы получили косвенное подтверждение своей гипотезе о наличие в живописных произведениях скрытых информационных слоев, позволяющих зрителю получить на внесознательном уровне представление об отдельных частях картины по визуально неинформативному фрагменту изображения. Данная гипотеза требует дальнейшей разработки с целью получения статистически достоверных результатов, выявления скрытых информационных слоев в изображениях и механизмов их восприятия человеком.

Список литературы:
1. Rothenberg, A. Creativity and madness: New findings and old stereotypes. Baltimore: Johns Hopkins University Press.- 1990 –P.25
2. Koestler, A. The act of creation. New York: Macmillan,-1964-751pp.
3. Mednick, S. The associative basis of the creative process.// Psychological Review, -1962, № 69, - P.220-232.
4. Arieti, S. Creativity: The magic synthesis. New York: Basic Books. -1976.-429pp.
5. Уилбер К. Око духа: Интегральное видение для слегка свихнувшегося мира — М: «Издательство ACT» и др., 2002. —476 с.


  • Нравится