Карта сайта



  •  
  •  
  •  
  •  

А. Демкин
Краткая история последних стрелецких бунтов при царе Петре Алексеевиче.

© 2011, Андрей Демкин,СПб.
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

книга князь александр меншиков
Александр Меншиков и "Стрелецкие казни" Василия Сурикова в
историческом романе А. Демкина "Ненаписанный дневник"
скачать электронную книгу   скачать электронную книгу

страница 1 страница 2 страница 3

Современным стрельцам в назидание...

Стрелецкий бунт 1682 года

Стрелецкие войска были учреждены царем Иваном IV Грозным в 1550 году, за два года до последней осады Казани, которая успешно завершилась ее взятием. По указу государя, было создано шесть стрелецких полков по 500 воинов в каждом. Именно стрелецкое войско составило основу вооруженных сил Московского царства, которым пришлось не мало повоевать. Первым же боевым крещением стрелецкого войска было отражением набега крымского хана Девлет-Гирея на Тулу в июне 1552 года. Тогда стрельцы в составе «царева полка» Ивана IV выступили на помощь осажденному гарнизону города. Служба в стрелецких полках была пожизненной и наследственной.

Стрельцы набирались из вольных («охочих») людей, свободных крестьян и посадских. Им запрещалось родниться с любыми «несвободными» людьми: холопами, чернью. Стрельцы находились на государственном денежном и хлебном обеспечении, но должны были сами покупать себе вооружение, порох и свинец для учений, полковые знамена, барабаны и оковывать колеса пушек железом. Жили стрельцы в особых слободах. Слободами называли округа или районы, отведенные для жительства какому-то определенному сословию людей. Все слободы, кроме стрелецких, находились на положении городских предместий. В XVII столетии в Москве насчитывалась 51 слобода. Часть слобод прозывалась по названию промыслов, проживавших в ней ремесленников: Барашская, Басманная, Бронная, Гончарная, Денежная, Иконная, Кадашевская, Кошельная, две слободы Кузнецкие, Огородная, Печатная, Плотничья, Сыромятная, Таганская, Трубничья, Хамовная, Константиновская, 3 слободы каменщиков (Каменная слобода у Смоленской площади, Каменная за Яузой и Каменщикова за Яузой. Существовали слободы населенные огородниками и садоводами: Огородная слобода и три Садовые, несколько Конюшенных слобод, Овчинная слобода, Ямские слободы. Были также Солдатские и Кормовые слободы, населенные людми, обслуживающими царский двор. Много было и национальных слобод: Панская, Ордынская, Немецкая, Армянская, Турецкая, Китайская, Персидская и другие слободы. Стрелецкие же слободы образовывали Земляной город. Москва того времени делилась на четыре общины. Первая — Кремленый город или Кремль, где жили цари. Вторая — Китай-город, где велась вся городская торговля. Здесь же находились Посольский и Гостиный дворы. Этот город был также окружен стеной. Третья община — Белый город, тоже окруженный особой стеной, в которой находятся дома большинства купцов и людей разного сословия. Четвертая община — Земляной город, его населяли почти одни только стрельцы, и делится он на свои слободы. Этот город огибал оба предыдущих с северной стороны. Он был окружен валом и рвом.

Стрельцам выделялась земля для ведения подсобного хозяйства. До вступления в силу Соборного уложения 1646 года стрельцам также позволялось беспошлинно продавать товары собственного производства ценою от полтины до рубля. Делами стрелецкого войска ведал особый пятый, Стрелецкий приказ, в котором разбирались все военные дела. Но поскольку стрелецкое войско было большое (более 20 тысяч человек), и не все дела могли доходить сюда, этот приказ делился на много других, разбросанных в разных частях Москвы. Французский морской офицер, находившийся на русской государевой службе, Франц (Никита Петрович) Вильбоа так описывал положение стрельцов в государстве Московском: “Стрельцы — это те, которые живут на царское жалованье, и когда они не на службе, они занимаются механическими ремеслами. Вокруг Москвы их около двадцати тысяч. Одни живут в царском дворе, другие — в разных частях города, третьи разосланы по соседним укреплениям. Никто не носит оружия, кроме тех, кто действительно находится на службе. Последние же имеют на боку копье, ружье, бердыш или романский топор. Когда они на службе или куда-нибудь сопровождают царя, то надевают кафтаны, которые получают в своих куриях, или приказах, а по окончания службы опять сдают их туда же. Кафтанов четыре: белый, зеленый, красный и синий. Стрельцы весьма неспокойны и по любому поводу нагоняют ужас на Москву”.

Еще при жизни царя Федора Алексеевича, стрельцы подавали жалобу на своих полковников, но челобитчики были пороты кнутом и жалоба осталась без рассмотрения. В апреле, всего за несколько дней до смерти царя Федора, целый полк бил челом на своего полковника Семена Грибоедова, о том, что он своих подчиненных обирает, заставляет на себя работать и бьет. На этот раз жалоба была рассмотрена, в результате чего Грибоедов по царскому указу был лишен чина, своих вотчин и имущества и был сослан в Тотьму. После избрания на царство Петра, 30 апреля стрельцы, вдохновленные успехом дела с Грибоедовым, разом подали жалобу на всех своих полковников, общим числом в шестнадцать, и, заодно, на генерал-майора солдатского Бутырского полка. При этом прозвучали угрозы, что, ежели жалоба удовлетворена не будет, то стрельцы сами с обидчиками и расправятся. Испугавшись, бояре под предводительством Нарышкиных велели посалить полковников под стражу в Рейтарский приказ и учинили над ними расправу: полковников уложили на землю и двое палачей в присутствии стрельцов били их батогами, до полного удовлетворения стрелецкой толпы. Затем полковников каждый день били по ногам по два часа, пока они не заплатили стрельцам того, что на них начитывали. Никакой проверки этим начетам не производилось. В заключение, полковников выслали из Москвы.

Первый успешный опыт разохотил стрельцов, почувствовавших слабость власти. 11 мая Автомон Матвеев порицал слабость, выказанную по отношению к стрельцам: «Они таковы, что если им хоть немного попустить узду, то они дойдут до крайнего бесчинства…» Слова эти быстро дошли до стрельцов. 14 мая между стрельцами прошла сплетня, что брат царицы Натальи, Иван Нарышкин, надевал на себя царский наряд, садился на трон и премеривал на себя царский венец. Царевич Иван будто за это стал его укорять, а Нарышкин в ответ чуть не удушил его, лишь царицы ему помешали. На следующий день 15 мая 1682 года в рядах стрельцов раздался крик: «Иван Нарышкин задушил царевича Иван Алексевича!» Ударили в набат и стрельцы с Иваном Милославским, при поддержке и подстрекательстве сводной сестры Петра по отцу царевны Софьи, в 9-м часу дня выступили всеми девятнадцатью стрелецкими полками и бутырскими солдатами в Кремль. «Стрельцы, все приказы и выборной полк, салдаты пришли в город в Кремль во 11 часу дни з знамены и з барабаны, с мушкеты и с копьи и з бердыши, а сами, бегучи в город, кричали, бутто Иван да Офонасей Кириловичи Нарышкины удушили царевича Иоанна Алексеевича. А начальных людей с ними, полковников, ни полуполковников, ни капитанов, а у салдат тоже начальных людей с ними, никово не было». Записки о стрелецком бунте.// Труды отдела древнерусской литературы. - 1956. - Т. 12. - с. 449-456 (в публ. M. H. Тихомирова «Записки приказных людей конца XVIII века»).

Накануне, по стрелецким полкам проскакали Александр Милославский и Петр Андреевич Толстой, которые разнесли весть о том, что Нарышкины, род матери Петра Алексеевича, собираются забрать всю власть в государстве в свои руки. Они обещали стрельцам, что новый царь станет отправлять их на тяжелые работы, православную веру искоренит, установит мир с польским королем, и что надобно «не только саблями и ножами, зубами надобно кусаться» за сохранение отечества. Среди стрельцов раздавала деньги от имени Софьи малороссиянка Феодора Родимцева. Кроме сторонников Софьи, действовал и еще один независимый «агитатор» - князь Иван Хованский, выступивший с речью перед стрельцами о том, что бояре «.. и вас и нас отдадут в неволю иноземному врагу, Москву погубят, а веру православную истребят». Также рассказывали, что Нарышкины хотят над стрельцами, наказавшими своих начальников произвести розыск, зачинщиков хотят казнить, а всех прочих разослать по городам.

Впав в панику после таких слов, стрельцы, напившись для храбрости водки, нарядившись в красные рубахи с закатанными по локоть рукавами, взяв в руки пики, мушкеты, бердыши и сабли хлынули в Спасские ворота Кремля, которые стража не успела закрыть. С собой даже захватили несколько пушек «яко бы на некого неприятеля иностранного». Толпа ринулась к Грановитым палатам. По пути стрельцы напали на кареты бояр, побили кучеров и перерубили ноги их лошадям в упряжи. Офицеров, которые пытались навести порядок, поднимали на каланчи и сбрасывали, раскачав за руки и за ноги, на пики.

Вскоре толпа достигла Кремля, и вскоре все пространство перед царскими палатами было заполнено стрельцами. Колокола в Кремле били набат, и площади заполнял барабанный бой. В Кремль не пускали никого из боярских холопов и «верховых» людей. Сказывали в толпе, что «бутто некоторые бояря учинилися изменники и царский род хотят извести; бутто царевича Иоанна Алексеевича умертвили, а над царем Петром Алексеевичем злое свое умышление хотят учинити и лишити его царства. И они, бутто слыша то, собрався пришли того сыскивати». Чтобы опровергнуть слухи о покушении и убийстве царевича Ивана, мать Петра и регентша Наталья Кирилловна Нарышкина была вынуждена вывести на Красное крыльцо десятилетнего Петра, вместе с другим сводным братом – царевичем Иваном. Петр стал царем всея Руси меньше месяца назад, по избранию его в апреле 1682 года на Земском соборе после скоропостижной смерти старшего сводного брата – Федора III. Царю, однако, было всего лишь десять лет от роду.

Разбушевавшиеся пьяные стрельцы, брызгающие слюной, размахивающие оружием, с перекошенными от ненависти лицами сильно испугали его. Он плотнее прижался к матери, постарался спрятаться за нее. Несколько этих ужасных чудовищ приблизилось почти вплотную к Наталье Кирилловне, чтобы удостовериться, что царевич Иван настоящий и живой. Маленький Петр был просто подавлен волной перегара, немытого тела и злобой исходящей от этих людей в страшных красных рубахах. По счастью, после того, как толпа стрельцов немного успокоилась, Наталья Кирилловна нашла в себе силы увести царя и царевича внутрь палат. Перед стрельцами выступил Автомон Матвеев, который был командиром стрельцов при царе Алексее Михайловиче. Он сумел найти нужный тон разговора и блестяще дал стрельцам возможность выйти из трудной ситуации, представив бунт лишь проявлением преданности престолу. После речи Матвеева толпа успокоилась. Следующим выступил патриарх Иоаким. Его речь также подействовала умиротворяющее на толпу. Казалось, что опасность уже миновала, но тут Автомон Матвеев удалился, решив, что дело сделано, и можно пойти успокоить царицу.

Все испортил сын стрелецкого командующего Михаил Долгорукий. Выступив после патриарха, он начал грубейшим образом ругать стрельцов и осыпал их всякими угрозами. В те же минуты, умиротворен ие толпы сменилось яростным ревом. Стрельцы тут же вспомнили, зачем они оказались на Кремлевском дворе: покарать ненавистных бояр Нарышкиных и тех, вроде Долгорукова. «Воскричаша все множество их: Не потребуем никаких ни от кого советов! Время уже и наста! Пора кто надобен нам разбирати!» У стрельцов был заготовлен список обреченных на смерть, числом до сорока человек. Михаила Долгорукова в считанные секунды сбросили с крыльца прямо на стрелецкие пики, и, через несколько секунд, его тело было изрублено в куски. Вид крови застлал глаза защитникам государства Российского, и они хлынули внутрь Грановитых палат за следующими жертвами. «И придоша во град Кремль в 11-м часу дни с великим свирепством ратным собранием с копии и с бердыши. И с великим безсрашием дерзнуша ходити в верховые церкви и царских чертогов в комнаты с копии и бердыши». «Тогда же по всему царскому дому от Красного крыльца шумы и крики их стрелецкие услышаны были, со многолюдными и великими голосами, с наглыми невежествами и бесчинствами». «Бояре же и ближния люди, и всякого чина вси, убоявшиеся, начаша бежати и хорониться, кто камо возможе».

Читать дальше >>>

 

страница 1 страница 2 страница 3


  • Нравится